Я работаю клоуном
Алиса Курамшина

Я работаю клоуном

Я работаю клоуном
Знаете, сколько лет я изучала английский язык? Считаем: семь лет в средней школе, четыре года в вузе (так получилось), три года в другом вузе, - итого 13 лет. В сухом остатке «нихт ферштейн». 
Спрашивается, какого дика потрачено столько человеко-часов с оплатой труда преподавателей?! Ладно бы ещё можно было списать на недостаток интеллекта обучаемого, но в отношении меня эта фишка не прокатывает. 
Где же собака порылась, задумалась я как-то. И вот что откопала.
«Полноценную трудовую деятельность можно сформировать лишь на основе ИГРОВОЙ и УЧЕБНОЙ, а учебную деятельность только на основе ИГРОВОЙ (выделено автором - А.К.), поскольку учение направлено, в частности, на овладение такими абстракциями и обобщениями, которые предполагают наличие у ребенка воображения и символической функции, как раз и формирующихся в игре. (…) Формула игры: увлечение плюс развлечение. Сознание мотивации достижения в совместной учебной деятельности является, пожалуй, основной целью применения игровых форм ведения занятий и собственно игр в системе интенсивного обучения взрослых», - писал как-будто бы мне выдающийся советский психолог Л. С. Выготский. 
Несовпадение содержания игрового действия и составляющих его операций приводит к тому, что человек играет в воображаемой ситуации, порождая и стимулируя тем самым процесс воображения. Работа с образами, пронизывающая всю игровую деятельность, стимулирует процессы мышления, в том числе творческую интуицию. 
Таким образом, на основе игровой деятельности у человека формируется ряд психологических новообразований. Это, прежде всего, воображение и символическая функция сознания, которые позволяют производить в своих действиях перенос свойств одних вещей на другие. Вместе с тем возникает осмысленная ориентация в собственных переживаниях и их обобщение, на основе чего могут быть сформированы навыки их культурного выражения, что позволяет человеку эффективно включиться в коллективную и индивидуальную деятельность. 
Вот оно, подумала я! Обучение, как в детстве, - с шуткой, смехом, радостью! Через развлечение, через попадание в «мнимую ситуацию», через ситуацию специально создаваемой безопасности и – внимание! – безоценочности (по крайней мере, яро педалируемой) – вот, что ведёт к качеству восприятия материала. Не понимания его даже, а именно впитывания всеми фибрами души и клеточками тела.
Игровой, развлекательный подход к обучению подкреплён не только теоретическими изысканиями, но и научными исследованиями. Одно из них приведено в книге психолога В. Ю. Большакова “Психотренинг: социодинамика, игры, упражнения”. В группах велись занятия лекционные и те, что названы в исследовании тренинговыми. Они отличались от лекционных тем, что были наполненными играми, недидактическими упражнениями и нементорским стилем изложения. Выводы там сделаны, в том числе, следующие:
1. Наличие преподавателя (тренера, руководителя) играет положительную роль. 
2. Лекционные занятия дают незначительно больший процент запоминания конкретных фактов по сравнению с тренинговыми группами (разница 5-10%), но проигрыш в понимании и умении применять эти знания (до 20% в сравнении с тренинговыми группами на день окончания занятий. 
3. Через месяц у учащихся тренинговых групп сохраняется приблизительно на 20% больше знаний фактического материала и на 30% больше понимания изучаемого предмета, чем у участников, прослушавших курс лекций в классическом его виде.
4. При тренинговых формах обучения забывание идет значительно медленнее, чем забывание при лекционных формах обучения. 
Каково, а?! Умение изложить учебный материал в несколько нетрадиционной для нашего образовательного процесса форме эффективно сказывается на его усвоении. Кроме того, достаточно очевидно, что применение игр позволяет решить и другую, практически не менее важную задачу, возникающую при обучении, поскольку она связана с необходимостью компенсации информационной перегрузки, с организацией психологического и физиологического отдыха.
Вот такие истины открылись мне незадолго до написания первого диплома в 1995 г., выдержки из которого и составили львиную часть этого текста (их можно узнать по особому шрифту и стилю изложения). 
С тех пор так и работаю. Придумываю репризы, запоминаю анекдоты, записываю каламбуры, с вниманием отношусь к историям из жизни. Подбираю иллюстрации, заготавливаю реквизит (шарики, спички, колоды карт, прищепки и многое другое). Из перечисленного можно подумать, что я работаю клоуном. Но, если быть точнее, то психологом. То есть веду индивидуальные консультации и групповые тренинги. И каждый выход к группе расцениваю, как выход на сцену. В том числе и с целью развлечь, дабы восприятие обучающего материала шло легко, мягко и без сопротивления усваивалось организмом. Кстати, если кто наблюдал ведущих тренеров хотя бы России, то могли заметить, что каждое их выступление, скорее, шоу. Но шоу не ради него самого, а ради той груды сложноусвояемого материала, которую без смазки пропихнуть внутрь человека тяжело. А внутрь ребёнка зачастую ещё пихаем. И это грустно наблюдать.
В психологии игровой подход применим столь широко, что можно писать докторскую на эту тему (кстати!). Знаете самый классический подход? Спрашиваю клиента о чём бы то ни было, на что он отвечает: «Не знаю». А следующий мой вопрос: «А как ответили бы, если б знали?» - разве это не предложение игры? И подавляющее большинство клиентов с удовольствием включаются в неё! И отвечают на свой собственный вопрос, находя в себе самом тот самый источник, ориентир, который поможет жить дальше самостоятельно и лучше. А это ли не цель психолога?
Что касается групповой терапии, то напомню, что самый первый опыт применения группового тренинга был создан Якобом Морено и называется психодрамой. Суть этого метода в том, что люди разыгрывают мини-, может, моноспектакли, в которых играют не себя. Играют! И вновь через вживание, через попытку посмотреть на мир не только своими глазами, открывают для себя что-то новое. Они вновь, как в детстве, разрешают себе быть разными, многоликими, а не отёсанными на одно лицо «взрослыми» людьми.
Игра терапевтична ещё и по той причине, что позволяет снять излишнюю боязнь неудачи. В игре можно проиграть – и это не страшно. Жизнь на этом не заканчивается. Многие забывают о том, что неудачи на работе, или развод, или одиночество, или что ещё (даже смерть близкого человека) не столь катастрофичны своими последствиями. Они могут быть началом чего-то нового и прекрасного. Если относится к событиям в жизни в какой-то степени с игровой позиции, то неудачи случаются, но серьёзные катаклизмы – нет. С шуткой, со смехом, с самоиронией… Вы так можете?
Причём игровой подход не снимает с человека ответственность за происходящее. В любой игре есть правила, нарушение которых ведёт к разрушению данной игры. Вспомните детский рассказ А. Пантелеева «Честное слово»: маленький мальчик дал слово своим товарищам оставаться на посту – и стоял там до позднего вечера. Пусть что-то делается в игровой ситуации, но изменения при этом происходят в нашей реальной – взрослой – жизни. И вы всегда можете сыграть роль человека лучшего, чем вы.
И напоследок просьба ко всем, кто так или иначе занимается воспитательным и/илиучебным процессом: если у вас есть необходимость или желание сеять разумное, доброе, вечное, потрудитесь всё-таки не предлагать людям грызть гранит науки. Это плохо сказывается на нервной системе и желудочно-кишечном тракте. :) Предложите ему весело пощёлкать вкусные орешки знаний.